Сегодняшний номер газеты мы планировали вместе со звёздным редактором – победителем  «дакара–2017» Сергеем карякиным. после возвращения с самого престижного ралли-марафона первого российского квадроциклиста СМи буквально разрывают на части. к счастью, Сергей  нашёл время и заглянул к нам в гости, чтобы от первого лица рассказать о гонке и жизни после неё.

Газета "Метро", 6 февраля 2017

На парковку редакции автомобиль Сергея въехал в управляемом заносе (впрочем, опасности манёвр не представлял, стоянка была пустая). Вопрос о манере езды в обычной жизни родился сам собой. – Езжу абсолютно спокойно, и больших штрафов у меня нет. Всегда стараюсь соблюдать ПДД, ведь они написаны кровью, – ответил наш гость. На протяжении всего пребывания в редакции телефон Сергея Карякина был активен. Помимо частых звонков, экран мобильного постоянно загорался от сотен (если не тысяч) сообщений в соцсетях. Мы спросили, узнают ли Сергея на улице и нет ли у него обиды на прессу. Ведь факт участия в «Дакаре» (а у Карякина их четыре), да ещё и единственного русского квадроциклиста, сам по себе является значимым инфоповодом, но по-настоящему о гонщике заговорили только в 2017 году.

– У победы много отцов, а поражение всегда сирота, – Сергей подкрепляет ответ цитатой Джона Кеннеди. – Это законы жизни, так устроена система, никакой обиды нет. Хорошо, что всё-таки удалось победить, эта победа достойна нашей команды и нашей страны. А на улице я почти не бываю, только дохожу до машины.

Победитель признаётся, что долгожданный отдых после 10 тысяч километров бездорожья так и не наступил. – Из-за разницы часовых поясов я подолгу не могу уснуть, а с 8 утра до 23 вечера у меня встречи и интервью. На следующий день после прилёта в Екатеринбург с Карякиным встретился губернатор Евгений Куйвашев, мы поинтересовались темой их разговора.

– Обсуждали развитие авто– и мотоспорта в регионе. Он высказал свою точку зрения, я рассказал, как это вижу со стороны спортсмена, – объясняет Сергей. – Мы оба заинтересовались идеей сделать мото-школу, чтобы у нас в регионе появился мощный центр технических видов спорта, где бы могли тренироваться молодые ребята.

В ходе многочисленных репортажей о Карякине тема его поездок в детские дома, кажется, нигде не была освещена. Спрашиваем у Сергея подробности.

– Мы часто собираемся с друзьями и организовываем встречи с детьми. К сожалению, сделать это не так просто, как кажется, нужно многое согласовывать, – отмечает спортсмен. – В последний раз ездили в Лосиный, было порядка 80 детей, мы их катали весь день, для них это праздник. Было приятно наблюдать, когда, стоя в очереди, старший брат не садится кататься сам, а пропускает младшего.

Поскольку разговор зашёл о детях, было логично спросить у Сергея, хотел бы он, чтобы его сын продолжил карьеру отца.

– Мне будет приятно, если он примет такое решение, но настаивать я не буду, – отвечает Карякин. – Меня часто спрашивают, что будет после «Дакара», наверное, логичным шагом будет передать свои знания и опыт другим гонщикам, – объясняет квадроциклист свои тренерские амбиции.

Совершенно случайно во время интервью по спортивному каналу начинают показывать хроники «Дакара – 2017», включая заезды Карякина и церемонию его награждения. Внимание Сергея мгновенно переключается на гонку.

Ваше техническое образование пригодилось в подготовке?

Конечно. Квадроцикл, на котором я ездил, был полностью построен нами в Екатеринбурге. Какие-то запчасти мы покупали в Москве, а что-то заказывали за границей.

Вы сами выбрали дизайн «квадрика» в виде гжели с матрёшками? Да, он мне показался очень оригинальным и таким... прямо русским-русским (Улыбается.).

На «Дакаре-2017» ваша команда состояла всего из трёх человек? Да, мы поставили рекорд по численности (Смеётся.). Вообще команда победителей «Дакара» всегда состоит из 1520 человек, и бюджет участия у них совсем другой.

Как же вам удалось победить таким составом?

Наш менеджер Александр Доросинский (мастер спорта международного класса по ралли) совмещал много функций, по сути, выполнял работу за десятерых, он же был водителем «технички» (автомобиль технического сопровождения гонщика. – Прим. ред.).

Всё-таки в чём секрет вашего успеха?

Один из ключевых факторов в том, что у меня это уже четвёртый «Дакар» и многое удалось спрогнозировать. Но нельзя и исключать везение. Ещё это огромная заслуга всей нашей команды, у нас она очень хорошая и сложившаяся.

Что было самым сложным в «Дакаре-2017»?

Наверное, то, что я сильно заболел и находился в тяжёлом состоянии. Это осложнялось ещё и тем, что в Боливии мы находились на высоте 5000 метров с низкой температурой, плюс маленькое количество сна.

Музыку во время гонки не слушали?

Я пробовал. Подключил беспроводные наушники. Включил на полную громкость, но из-за шума выхлопа ничего не было слышно.

На «Дакаре» есть система допинг-тестирования?

Да, конечно. Ведь «Дакар» проводится по правилам международной федерации, а там всегда есть пункт о том, что гонщик обязуется не принимать запрещённые препараты. Ты обязательно его подписываешь в начале гонки, но контроль всегда выборочный. Меня, например, не проверяли.

Как вы себя тонизировали, чем питались?

Действительно, когда в течение 14 дней ты спишь по три-пять часов, а за рулём при этом находишься по 15 часов в сутки, сами понимаете, что простой организм на своих ресурсах этого не выдержит. Приходится принимать спортивное питание, которое ни в коем случае не допинг. Просто получаешь те же самые белки, жиры и углеводы, но уже в расщеплённом виде, чтобы организм лишний раз не тратил свои ресурсы.

Знаю, что вы тренировали кисти рук, чтобы справиться с вибрацией от руля. Как вы вообще готовили себя физически? 

Была целая программа подготовки. Это и бег, и элементы кросс-фита, работа над суставами и сухожилиями, ведь всё это подвергается колоссальным ударам и нагрузкам. Если у тебя недостаточно развиты отдельные группы мышц, то всё это будет ужасно болеть, из-за чего возможен сход с дистанции.

Как обстояли дела с взаимопомощью во время гонки?

Лично я всегда останавливаюсь. Даже когда мой главный соперник Игнасио Касале застрял, я остановился и предложил помощь, но он отказался.

Почему?

Не знаю, наверное, спортивная злость, это его право. Мы с ним два абсолютно разных случая, для него это работа, зарплата и вся жизнь. Конечно, в каком-то плане и для меня, но всё-таки я не могу этому посвятить всё свободное время.

Победить с первого раза возможно?

Нет! Нереально, из тех, кто участвует впервые, только 5% доходят до финиша.

Текст: Евгений Стоянов